Новости

Для развития госслужбы планируется изменять трудовые контракты госслужащих

Читать
Правительство РФ внесло в Госдуму законопроект о поправках в ст. 66 Федерального закона от 27 июля 2004 года № 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации" (далее – Закон № 79-ФЗ), которые предусматривают1 возможность проведения эксперимента по применению новых подходов к организации государственной гражданской службы и обеспечению деятельности гражданских служащих как в одном государственном органе, так и в нескольких. Новой также является норма о том, что на период проведения эксперимента, но не более чем на один год, могут быть изменены условия служебных контрактов гражданских служащих – участников эксперимента. Данные изменения не должны приводить к ухудшению условий работы гражданского служащего в сравнении с теми условиями работы, на которых он работал до введения эксперимента (например, к уменьшению размера денежного содержания или к понижению гражданского служащего в должности).

Предполагается, что развитие федеральной гражданской службы будет осуществляться в соответствии с основными направлениями ее развития, определяемыми указами Президента РФ и (или) государственными программами, а развитие гражданской службы субъектов РФ, – в том числе и на основании нормативных правовых актов субъектов РФ. В действующей редакции ст. 66 Закона № 79-ФЗ основные направления развития госслужбы определялись на основании федеральных программ и программ субъектов РФ.

В пояснительной записке к законопроекту указано, что его принятие позволит создать правовые основы и организационные условия для внедрения новых кадровых технологий, направленных на повышение эффективности деятельности государственных органов и профессиональной служебной деятельности государственных гражданских служащих.

Объявление

Читать
В соответствии с Указом Губернатора Оренбургской области № 112-ук от 17 марта 2020 года, Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации Президиума Совета судей Российской Федерации от 18 марта 2020 года, письмом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации № СД-АГ/430 от 16 марта 2020 года приостанавливается личный прием граждан, прием (выдача) документов осуществляется только электронной почте либо Почте России. Ограничивается доступ на судебные участки лиц, не являющихся участниками судебных процессов.

С 19 марта по 10 апреля деятельность российских судов приостановлена из-за пандемии коронавируса

Читать

Поправки в КоАП РФ об электронном обжаловании штрафов за нарушения ПДД, зафиксированные камерами, прошли первое чтение

Читать

Президент РФ направил в профильный комитет поправки к законопроекту об изменении Конституции РФ

Читать

КС РФ напомнил об особом публично-правовом статусе адвокатуры и пределах свободы выражения мнения адвокатами

Читать
Конституционный Суд РФ вынес отказное определение по жалобе двух бывших адвокатов (Определение Конституционного Суда РФ от 30 января 2020 г. № 34-О), лишенных статуса в связи с нарушением законодательства об адвокатской деятельности и Кодекса профессиональной этики адвоката, которые пытались оспорить ряд норм Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ в их взаимосвязи с положениями Кодекса профессиональной этики адвоката и Правил поведения адвокатов в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет".

Обстоятельства, послужившие поводом для обращения в КС РФ, заключались в следующем.

Один из заявителей был лишен статуса адвоката после размещения в сети "Интернет" публикаций с критикой судей и судебной системы. Совет адвокатской палаты пришел к выводу, что использованные им формулировки не соответствуют требованиям профессионализма, достоинства, сдержанности и корректности, а употребленные выражения носят негативный характер, являются публичным выражением неуважения к судебным органам.

Второй заявитель лишился адвокатского статуса за распределение между адвокатами (в отсутствие соответствующих полномочий и игнорируя требования президента адвокатской палаты) запросов органов предварительного расследования и судов о выделении адвокатов для участия в качестве защитников по назначению в уголовном судопроизводстве и в качестве представителей по назначению в гражданском судопроизводстве, в результате чего была затруднена работа органов предварительного расследования и судов.

Оба заявителя попытались обжаловать решения органов адвокатских палат субъектов РФ в судах общей юрисдикции, но безуспешно. Тогда они обратились в Конституционный суд РФ.

По мнению заявителей, оспариваемые нормы не соответствуют Конституции РФ, поскольку наделяют президентов региональных адвокатских палат неограниченными полномочиями на всех стадиях дисциплинарного производства. Кроме того, как настаивал один из заявителей, положения Закона об адвокатуре во взаимосвязи с положениями Кодекса профессиональной этики адвоката и Правил поведения адвокатов в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" позволяют органам Федеральной палаты адвокатов вводить для адвокатов полный запрет на критику судебной системы.

Однако Конституционный Суд РФ не нашел оснований для принятия жалобы к рассмотрению.

Он отметил, что действующее регулирование, устанавливающее основания, поводы и порядок привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности и определяющее полномочия органов адвокатского сообщества, в том числе президента адвокатской палаты, в дисциплинарном производстве, основано на учете особого публично-правового статуса адвокатуры и принципов деятельности данного института гражданского общества - законность, независимость, самоуправление, корпоративность и равноправие адвокатов.

Кроме того, поскольку проверка законности решений органов адвокатской палаты, в том числе и решений о дисциплинарной ответственности адвокатов, входит в сферу судебного контроля, оспариваемые законоположения не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителей в указанном ими аспекте.

Также КС РФ напомнил, что наделение адвокатских палат (их органов) контрольными и управленческими полномочиями, в том числе полномочиями по принятию обязательных для адвокатов решений по отдельным вопросам адвокатской деятельности, согласуется с особым публично-правовым статусом некоммерческих организаций подобного рода, в том числе профессионального сообщества адвокатов, которое не входит в систему органов публичной власти и действует независимо от них. Следовательно, такое регулирование не выходит за пределы дискреции законодателя, а приведенные нормы сами по себе не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя.

Предъявление же особых профессионально-этических требований к мнениям, суждениям и комментариям адвокатов, которые они выражают публично, в том числе в сети "Интернет", по поводу деятельности государственных органов и должностных лиц, в том числе судей, обусловлено имеющими публично-правовое значение задачами и функциями адвоката. Адвокат, будучи независимым профессиональным советником по правовым вопросам, призван обеспечивать защиту прав и свобод человека и гражданина во взаимодействии с органами государственной, прежде всего судебной, власти. Соответственно, он должен стремиться поддерживать доверие граждан к судебной власти. Это согласуется с предписаниями ст. 29 Конституции РФ и ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, задающих пределы осуществления свободы слова.

Европейский Суд по правам человека, давая казуальное толкование статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, применительно к осуществлению свободы выражения мнения адвокатами, указывал, что адвокаты имеют право комментировать на публике отправление правосудия, если только их критика не выходит за определенные рамки, которые заключаются в обычных ограничениях, применяемых к поведению членов адвокатской коллегии, и что вне зала суда адвокаты не могут позволить себе высказывания, которые настолько серьезны, что выходят за пределы допустимых комментариев без надежного фактического обоснования, а также они не могут высказывать оскорблений.

В заключение же КС РФ отметил, что оценка законности и обоснованности правоприменительных решений (в частности, разрешение вопросов о том, были ли соблюдены адвокатом при выражении своего мнения в форме критических комментариев о судебной системе в сети "Интернет" допустимые пределы осуществления права на свободу слова, исследованы ли правоприменительными органами все обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела заявителя, дана ли судами надлежащая оценка установленным обстоятельствам, а также соразмерности применения к заявителю меры дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката) в его компетенцию не входит. 

Не относится к его компетенции и оценка оспариваемых положений Кодекса профессиональной этики адвоката и Правил поведения адвокатов в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет", являющихся корпоративными правовыми актами.